Корзина
11 отзывов
Производители
Контакты
ООО "Эталон-плюс"
+79059424161
+73812392502
+73812392671
Дмитрий
РоссияОмская областьОмскул. 3 Молодежная, 59, корпус 2

Чучела уток.

Я не буду говорить -  чучела. Дело в том, что ставить для приманивания уток можно не только чучела, но и профили, вырезанные из фанеры или листового дюраля. Так же, как это делают при охоте на гусей. Еще С.Н.Алфераки упоминает о таких профилях, изготовленных каждый по отдельности и установленных на плавающих деревянных кружках с грузом-якорьком. 
В охотничьих журналах неоднократно публиковались материалы о таких утиных профилях. Некоторые авторы предлагали изготавливать их соединенными по три на специальной крестовинке, которая и ставится на якорь. 
Мне кажется, что от таких «приманок» никогда не получишь настоящего удовлетворения. Все-таки настоящие полномерные утиные  чучела, когда поставлены большой стаей, порой кажутся живыми утками, покачиваясь на мелкой волне.
На побережье Каспия (да, видимо, и не только там) ставят битую утку на «тычок». Она и играет роль  чучела-приманки. Срезается плотная, твердая камышинка, прочно втыкается в дно (глубина должна быть по колено или чуть больше), а затем на верхний, слегка заостренный кончик камышинки насаживается головка утки нижней стороной клюва так, чтобы тушка плавала. Сам не пробовал, но те, кто охотился в тех местах, говорят, что приманка сра­батывает безукоризненно. 
И все-таки правильно изготовленные  чучела — залог успеха. Без них осен­няя охота на утином про­лете теряет всякий смысл. Хотя тот же С.Н.Алфераки пишет, что «и при грубо исполненных деревянных чучелах и притом грубо окрашенных утки очень легко поддаются обману и охотно присаживаются к чучелам такой неверной окраски, что, не убедившись в этом по опыту, новичку трудно будет поверить в возможность того, чтобы столь осторожная птица могла поддаться столь очевидному обману.» 

Да что там птицы! Вот случай из моей практики. Однажды мы с товарищем охотились на осеннем пролете в одной из стариц Печоры. Отсидев утро в шалаше, мы выбрались на берег, развели на чистой полянке шагах в двадцати от воды костерок, поставили на него чайник и на расстеленном брезенте разложили еду.  Чучела мы, естественно, не снимали, намереваясь поохотиться еще не только днем, но и на вечерней заре. Через некоторое время мы услышали в кустах неподалеку от нас потрескивание сучков и равномерное хлюпанье. Кто-то шел в нашу сторону. Из кустов вылез охотник, посмотрел на воду и сразу же увидел чучела. Моментально присел и начал подкрадываться, явно приняв их за стайку уток. До них было метров семьдесят. Нас он не видел, хотя мы были совершенно открыты и в двух десятках шагов от него. Мы крикнули ему. Охотник оглянулся на наши голоса, посмотрел прямо на нас и снова стал подкрадываться к «уткам». Он не видел нас в упор! Ни нас, ни костра с пламенем и дымом! Пора­зительно! В глазах у него были явно только утки! Он стал целиться с расстоя­ния, явно превышающего возможности даже дальнего выстрела. Чтобы сберечь чучела и не дать ему окон­фузиться, мы окликнули его снова. Только тогда он нас увидел. 
Так вот —  чучела. Они-то и есть главный момент в этой увлекательной осенней охоте. Причем с малым количеством чучел, даже отлично сделанных, охотиться скучно. Утка будет подваливать к ним очень неохотно. Нужно не менее 20-25 чучел. Я ставил даже около полусотни. Возни, правда, многовато, но зато и посмотреть на такую «стаю» приятно, и утка к ним валит отменно. Это ведь стайная птица и любое скопление сородичей привлекает и остальных.
Практически все наши подмосковные охотничьи базы всегда оснащались чучелами «военохотовского» производства. Но это же не приманки! Это пугалки! Лучшими же отечественными чучелами когда-то можно было считать продукцию Омского шинного завода. Их, конечно, делали знатоки утиной охоты с чучелами, которая широко практикуется в Омской области.

ООО «Эталон-плюс» восстановило утерянное производство утиных чучел, с привлечением того же персонала, который в своё время выпускал утиные чучела на Омском шинном заводе.